Каталог учебных материалов



Меры пресечения в уголовном процессе, законность и обоснованность их применения

В статье рассмотрены содержание мер пресечения в уголовном процессе, вопросы их классификации. Особое внимание обращено на законность и обоснованность применения мер пресечения.
И.П. Бондаренко
 
Мерам пресечения в уголовном процессе посвящена глава 13 УПК Рос¬сийской Федерации, входящая в раздел IV «Меры процессуального принужде¬ния». Сами меры пресечения перечисле-ны в ст. 98 УПК Российской Федерации. Всего насчитывается семь мер пресече¬ния: 1) подписка о невыезде; 2) личное поручительство; 3) наблюдение команд о-вания воинской части; 4) присмотр за не¬совершеннолетним подозреваемым или обвиняемым; 5) залог; 6) домашний арест; 7) заключение под стражу. Кратко рассмотрим содержание указанных мер пресечения, вопросы их классификации, а затем перейдем к за¬конности и обоснованности применения мер пресечения. Подписке о невыезде посвящена ст. 102 УПК Российской Федерации. Полное название данной меры пресече¬ния согласно указанной статей – подписка о невыезде и надлежащем поведении. В этой связи не совсем понятно, почему в ст. 98 УПК Российской Федерации, со¬держащей перечень мер пресечения гово¬рится только о подписке о невыезде и не упоминается о подписке о надлежащем поведении. Подписка о невыезде и надлежа¬щем поведении состоит в письменном обязательстве подозреваемого или обви¬няемого: не покидать постоянное или временное место жительства без разре¬шения дознавателя, следователя или; в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя и в суд; иным путем не препятствовать производству по уголовному делу. Данная мера пресечения ограни¬чивает конституционное право каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно пере¬двигаться, выбирать место пребывания и жительства, свободно выезжать за преде¬лы Российской Федерации (ст. 27 Кон-ституции Российской Федерации). Интересно в этой связи предложе¬ние И.Д. Гайнова разделить рассматри¬ваемую меру пресечении на подписку о невыезде из местности и подписку о не¬выезде из страны [10, с. 9]. В уголовно-процессуальной науке утверждается, что мера пресечения в ви¬де подписки о невыезде и надлежащем поведении является самой мягкой и наи¬более распространенной из мер пресече¬ния, не связанных с лишением или огра¬ничением свободы [4, с. 13]. Д.Р. Исеев обращает внимание на то, что уголовно-процессуальный закон не указывает, какие «иные пути» препят¬ствия следствию может пресечь подписка о невыезде и надлежащем поведении. По мнению указанного автора, сущность данной меры пресечения заключается в характере принуждения при ее примене¬нии, который проявляется в том, что принуждение способно только лишь пре¬дотвратить возможность обвиняемого покинуть место жительства и обеспечи¬вает его явку к следователю, прокурору или в суд. Таким образом, помешать об¬виняемому или подозреваемому «иным путем препятствовать производству по уголовному делу» подписка не в состоя¬нии по природе принуждения. Поэтому, по мнению Д.Р. Исеева, п. 3 ст. 102 УПК Российской Федерации следует исклю¬чить, как не имеющий юридического значения [13, с. 15]. Статьей 103 УПК Российской Фе¬дерации предусмотрена мера пресечения в виде личного поручительства. Личное поручительство состоит в письменном обязательстве заслуживающего доверия лица о том, что оно ручается за выполне-ние подозреваемым или обвиняемым обязательств, предусмотренных пункта¬ми 2 и 3 ст. 102 УПК Российской Феде¬рации (не покидать постоянное или вре¬менное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или; в назна¬ченный срок являться по вызовам дозна¬вателя, следователя и в суд; иным путем не препятствовать производству по уго¬ловному делу). Избрание личного пору-чительства в качестве меры пресечения допускается по письменному ходатайству одного или нескольких поручителей с согласия лица, в отношении которого да¬ется поручительство. Поручителю разъ¬ясняются существо подозрения или об¬винения, а также обязанности и ответст-венность поручителя, связанные с вы¬полнением личного поручительства. В случае невыполнения поручителем своих обязательств на него может быть нало¬жено денежное взыскание в размере до десяти тысяч рублей в порядке, установ¬ленном ст. 118 УПК Российской Федера¬ции «Порядок наложения денежного взы¬скания и обращения залога в доход госу¬дарства». О.В. Медведева, исследовавшая личное поручительство еще в условиях действия УПК РСФСР 1960 г., писала, что «Предмет поручительства, в отличие от залога, имеет двойственную природу, сочетая элементы материального и иде¬ального. По действующему законода¬тельству он состоит в нравственной ответственности берущих на себя обязан¬ность поручителей либо в материальной ответственности в виде штрафа в сумме до одного минимального размера оплаты труда, если обвиняемый будет вести себя ненадлежащим образом. Однако в на¬стоящее время оба эти вида ответствен¬ности утратили свою значимость, в связи с чем целесообразно придать поручи¬тельству характер имущественного, с возможностью дифференцированного определения органом уголовного судо¬производства поручительской суммы по уголовному делу в момент применения данной меры» [18, с. 13]. Представляется, что данное предложение актуально и в настоящее время. Кроме личного поручительства в уголовно-процессуальное науке предла¬гается ввести такую меру пресечения как имущественное поручительство. Р.М. Муртазин считает, что имущественное поручительство должно представлять со¬бой взятие от обвиняемого либо состоя¬тельного лица, либо организации подпис¬ки о том, что они обязуются уплатить ус¬тановленную в поручительстве сумму в случае неявки обвиняемого к следовате¬лю, дознавателю или в суд, либо в случае невыполнения возложенных на обвиняе¬мого ограничений [20, с. 8]. Статьей 104 УПК Российской Фе¬дерации предусмотрена мера пресечения в виде наблюдения командования воин¬ской части. Наблюдение командования воинской части за подозреваемым или обвиняемым, являющимся военнослужа¬щим или гражданином, проходящим во¬енные сборы, состоит в принятии мер, предусмотренных уставами Вооружен¬ных Сил Российской Федерации, для то¬го, чтобы обеспечить выполнение этим лицом обязательств, предусмотренных пунктами 2 и 3 ст. 102 УПК Российской Федерации. Избрание в качестве меры пресечения наблюдения командования воинской части допускается лишь с со¬гласия подозреваемого, обвиняемого. По¬становление об избрании данной меры пресечения направляется командованию воинской части, которому разъясняются существо подозрения или обвинения и его обязанности по исполнению данной меры пресечения. В случае совершения подозреваемым, обвиняемым действий, для предупреждения которых была из¬брана данная мера пресечения, командо¬вание воинской части немедленно сооб-щает об этом в орган, избравший данную меру пресечения. В соответствии с воинскими уста¬вами военнослужащий на время дейст¬вия этой меры пресечения лишается пра¬ва ношения оружия, постоянно пребыва¬ет под наблюдением своих начальников или суточного наряда, не направляется на работу вне части в одиночном порядке, не назначается в караул и другие ответст-венные наряды. Н.В. Ткачева считает, что эти ограничения носят воспитательный характер и постоянно напоминают воен¬нослужащему о том, что он совершил преступление, тем самым нарушил вы¬полнение воинского долга и поэтому по¬ставлен в специальные условия в той во¬инской части, где проходит его служба [27, с. 138]. Одним из условий избрания и применения рассматриваемой меры пре¬сечения является согласие на это подоз¬реваемого или обвиняемого. В уголовно-процессуальной литературе существует мнение, что правило спорно, его смысл и назначение неясны; применение меры процессуального принуждения, основан¬ной на отношениях власти и подчинения военнослужащего со своим командиром, при непременном согласии того, к кому она применяется, представляется лишен¬ным логики и приобретает договорный характер [15, с. 135]. По мнению Н.В. Ткачевой, неяс¬ности здесь нет, законодатель преду¬смотрел право обвиняемого на согласие избрания данной меры пресечения в свя¬зи с частыми случаями неуставных от¬ношений в частях Вооруженных Сил Российской Федерации. Ведь, может сложиться так, что лицо обвиняется в преступлении совершенном именно на почве неуставных отношений, поэтому нахождение его в части на время проведения расследования крайне не желательно [27, с. 138]. Статьей 105 УПК Российской Фе¬дерации предусмотрена мера пресечения в виде присмотра за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым. Присмотр за несовершеннолетним подозре¬ваемым или обвиняемым состоит в обес¬печении его надлежащего поведения, предусмотренного ст. 102 УПК Россий¬ской Федерации, родителями, опекунами, попечителями или другими заслуживаю¬щими доверия лицами, а также должно¬стными лицами специализированного детского учреждения, в котором он нахо¬дится, о чем эти лица дают письменное обязательство. При избрании данной ме¬ры пресечения дознаватель, следователь или суд разъясняет указанным выше ли¬цам, существо подозрения или обвине¬ния, а также их ответственность, связан¬ную с обязанностями по присмотру. К лицам, которым несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый был отдан под присмотр, в случае невыполнения ими принятого обязательства могут быть применены меры взыскания, предусмот¬ренные ч. 4 ст. 103 УПК Российской Фе¬дерации, т.е. наложение денежного взы¬скания в размере до десяти тысяч рублей. Д.Р. Исеев считает, что находясь под присмотром, несовершеннолетний должен обладать всем комплексом кон¬ституционных прав; лица, осуществляю¬щие присмотр, в свою очередь, не вправе самостоятельно ограничивать несовер¬шеннолетнего в его законных правах. Однако, при применении данной меры пресечения подросток, безусловно, попа¬дает в более или менее строгую зависи¬мость от присматривающего лица, кото¬рое может до некоторой степени ограни-чивать свободу его действий, оказывать на него психическое давление, ибо без этого эффективный присмотр просто не¬возможен [13, с. 18]. Р.М. Муртазин предлагает, кроме присмотра за несовершеннолетним по-дозреваемым или обвиняемым, преду¬смотреть надзор за этими лицами. Их различие должно заключается в том, что лицо, осуществляющее присмотр, вправе отказаться от выполнения данных обя¬занностей в силу неспособности их осу¬ществления; в отношении лиц, осуществ-ляющих надзор, подобное право должно отсутствовать [20, с. 11 ]. И.С. Тройнина предлагает в отно¬шении несовершеннолетнего подозре¬ваемого, обвиняемого предусмотреть комбинированные меры пресечения -домашний арест с отдачей под присмотр [28, с. 9], подписку о невыезде и надле-жащем поведении с отдачей под при¬смотр, а также помещение в специализи¬рованное учреждение [28, с. 15]. Рассмотренные выше меры пресе¬чения, за исключением подписки о невы¬езде, применяются крайне редко, их эф¬фективность в целом невелика. Так, сре¬ди факторов, негативно сказывающихся на применении меры пресечения в виде присмотра за несовершеннолетним по¬дозреваемым или обвиняемым, Л.К. Тру¬нова называет следующие: недооценку этой меры пресечения дознавателями, следователями, прокурорами и судьями; затруднения в практическом применении меры пресечения в соответствии с требо¬ванием закона (сложность процессуаль¬ного порядка применения меры пресече¬ния; трудности с разъяснением родите¬лям и другим субъектам их прав и обя-занностей в связи с применением меры пресечения); неспособность родителей, опекунов и других субъектов путем при¬смотра (надзора) за несовершеннолетни¬ми пресечь и предупредить их ненадле¬жащее поведение; антиобщественную настроенность родителей, опекунов, по¬печителей, что не позволяет органам следствия, прокурору и суду доверять им присмотр за несовершеннолетними; за¬пущенность воспитательной работы в специализированных детских учрежде¬ниях, вследствие чего администрация лишена реальной возможности положи¬тельно воздействовать на несовершенно-летних; слабый подбор
Назад Вперед

Комментарии:

Оставить комментарий
 

Выполняем все виды
студенческих работ
по техническим и гуманитарным
дисциплинам